Vlog: Literary Tradition and Political Strategies

  • Authors: Druzhinin A.1
  • Affiliations:
    1. Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионально образования "Академия медиаиндустрии"
  • Issue: Vol 12, No 2(44) (2020)
  • Pages: 84-94
  • Section: PERFORMANCE | ART OF PRESENTATION
  • URL: https://vestnik-vgik.com/2074-0832/article/view/34087
  • DOI: https://doi.org/10.17816/VGIK34087
  • Cite item

Abstract


Modern media are constantly changing and consist of a wide range of forms, genres, types. Successful verbal formulas, compositional findings are quickly adopted, become stereotyped, then forgotten and reinvented at a new level. The media convergence processes have accelerated the mutual exchange of innovations between printed and audiovisual media. In the information space, everyone is competing with everyone: traditional media holdings and private accounts in social networks, on-air TV, radio, and YouTube videos and podcasters.

Media replicate innovations, which in a broad historical perspective are the reincarnation of traditional art forms. The analysis of modern trends in mass culture reveals various elements in the new media that were characteristic of the literary process of the past. It can be genre features, and artistic techniques. The authors of vlogs rely on well-known formats for presenting information. At the same time, they rely on some cultural codes that have been known for centuries. Numerous video blogs provide valuable material for the analysis of many media processes.

The notion of mediatization must be taken into account in order to understand the vlog and the creative features of its creation. In this case, we should talk about the mediatization of a person’s spiritual experience. This process is aimed at the personality-level transformation of both the author of the video blog and its audience. The concept of “culture of complicity” of H.Jenkins allows us to consider the vlog as an active co-authoring by numerous communication participants in the creation of content.

The literary tradition of personal correspondence, memoirs, and a personal diaries has created a cultural code, the basis for constructing works of video bloggers. Creating their media pronouncements, they demonstrate, sincerity, closeness to the audience, and repeatability rethought at a new technological stage. The genres of personal diary desacralized in the modern media space attract the audience by violating previous cultural prohibitions. Memoir narrative offers a reliable look at events already known to the viewer. The cyclic tradition of the diary holds the audience, brings the viewer back to watching new videos and shapes the rhythm of new media in the long term. The elements of confession make an audiovisual work as convincing as possible. All these laws of genre forms are actively exploited by the creators of political content, which in some cases is a manipulative form of mass communication.


Full Text

Современные медиа состоят из широкого спектра форм, жанров, типов. Успешные словесные формулы, композиционные находки перенимаются, становятся шаблонными, затем умирают и/или вновь переформировываются. Процессы медиаконвергенции ускорили взаимообмен между аудиовизульными и печатными СМИ, активизировался процесс взаимодействия медиахолдингов и частных «постов» в социальных сетях, эфирных телекомпаний, радиостанций с творчеством ютуберов и подкастеров. Видеоблоги возникли в результате доступности новых технологий, к которым следует отнести высокоскоростной интернет, мобильные гаджеты, бытовую видеокамеру, программное обеспечение, необходимое для монтажа видео. Минимальные пользовательские знания этих технологий не мешают создавать оригинальный контент, в котором на первый план выходят творческие характеристики автора видеоблога, отражая его оригинальный и креативный подход, познания в интересной интернет-сообществу области. Высокая динамика перераспределения внимания аудитории и, соответственно, финансовых потоков стимулирует быструю реакцию и копирование удачного опыта для создания различных аудиовизуальных произведений. Существенным драйвером в развитии этого типа медиа стали маркетинговые и рекламные коммуникации, постоянно находящиеся в поиске кратчайшего пути к завоеванию потребительской симпатии [1].

Однако не всегда инновационные решения, тиражируемые современными медиа, являются таковыми в исторической перспективе. Анализ современных тенденций развития массовой культуры позволяет выявить элементы, жанровые особенности и художественные приемы, характерные для литературного процесса прошлого. Опираясь на известные форматы репрезентации информации, авторы видеоблогов нередко внедряют культурные коды, известные не одно столетие. Предлагая свои варианты трансляции человеческого опыта, они выстраивают повествование как привычным способом, так и опираясь на различные нелинейные схемы, некогда характерные для литературных форм. Не исключено, что к этим приемам они прибегают неосознанно, ведь объем накопленного до них творческого инструментария весьма обширен.

Теоретическое обоснование видеоблогов и закономерности их развития

При осмыслении процессов возникновения видеоблога, творческих особенностей его функционирования стоит обратиться к понятию «медиатизация», широко используемое в исследованиях СМИ и массовой культуры [2]. Суть этого термина определил еще М.Маклюэн в известной формуле «средство есть сообщение». Каналы передачи информации на рубеже XX – XXI столетий стали не только отражать различные стороны культурной и социально-экономической жизни общества, но и определять ее смысловое наполнение. Однако эти процессы не являются строго однонаправленными. Новые медиа, одновременно формируя приемы и содержание творческого процесса, возвращают к жизни устаревшие, на первый взгляд, способы самовыражения авторского замысла. В данном случае следует говорить о медиатизации духовного опыта человека, который направлен на личностное преобразование как самого автора видеоблога, так и на его аудиторию.

По отношению к новым медиа американский теоретик медиа Г.Дженкинс предлагает использовать теоретический концепт «культура соучастия», который он противопоставляет пассивному медиавосприятию и определяет как активное сотворчество множества участников коммуникации в создании контента [3]. Однако в контексте анализа литературных традиций в современных медиа вполне может быть применена идея М.Бахтина о полифонии, когда в романе «голоса» автора, повествователя и героев сюжета звучат как равноправные, и ни один из них не обладает совершенным знанием о мире. Действие полифонического произведения развивается в результате борьбы множества «партий». Идея сложного диалогического медиапространства заложена и в самой технологии Web 2.0, которая обеспечивает автору обратную связь со зрителем.

Перелицованные новыми медиа формы сообщения, рассказа или истории вынуждают исследователя искать аналогии в теории литературы, соответственно тем творческим задачам, которые исторически решает тот или иной устоявшийся жанр эпического литературного произведения. Подобно экзистенциальному повествованию, видеоблог как форма самовыражения автора заставляет зрителя искать понимание через увиденное аудиовизуальное произведение.

Одна из ключевых тем успешных видеоблогов — экзистенциальное одиночество, бегство от скуки рутинной жизни в современном обществе. Например, автор весьма успешного видеоблога «Всё из-за Метало Копа» [4] круглогодично путешествует по безлюдным местам Сибири, удаляясь от цивилизации на десятки, а иногда и сотни километров [5]. Компанию молодому человеку составляет лишь собака по кличке Пурга. Внешнее повествование блога насыщено большим количеством практических вопросов, которые автору приходится решать, чтобы выжить в условиях дикой тайги. Однако внутренне он явно наслаждается своим одиночеством, демонстрируя все прелести свободной жизни наедине с природой.

Видеоблог обладает цикличностью, на современном языке его еще можно назвать своеобразным сериалом, который объединен главным героем-рассказчиком как обязательным элементом, и зачастую такой «сериал» периодически затрагивает определенный круг тем. В итоге медиасреда, создаваемая видеоблогом, становится для постоянного подписчика локальным элементом жизненного мира, придающего повседневности элементы периодичности и повторяемости. Доверительная тональность повествования видеоблога, обращение не к абстрактной аудитории, а к каждому зрителю, погружают взаимоотношения автора и зрителя в атмосферу своеобразного эпистолярного романа, где доминирующий субъект-блогер ведет за собой не всех своих подписчиков сразу, а каждого по отдельности.

Время действия видеоблога может растягиваться на годы, но может быть и ограничено реализацией некоего творческого замысла. Загрузка на платформу видеохостинга очередной записи иногда напоминает очередной выпуск сериала. Важно лишь, чтобы новые выпуски этого сериала появлялись с предсказуемой периодичностью. Как и дневник, каждая «серия» имеет привязку к конкретной дате. Здесь перестановка невозможна. Поэтому повествование подчинено на первый взгляд линейному течению времени. Однако автор видеоблога волен возвращаться к старым сюжетам, пытаться заглянуть в будущее, смоделировать перспективные события, особенно, если блог посвящен не личной истории, а общественно-политической повестке.

Как правило, такие видеоблоги загружаются один раз в неделю. В результате их коммуникативное пространство развивается скачкообразно, фиксируя значимые изменения в повествовании один раз в семь дней. Отметим, что с такой же периодичностью выходят различные аналитические и итоговые программы, проекты традиционных СМИ. В результате конкурентная борьба между различными медиа пульсирует с той же скоростью, создавая новый ритм современной коммуникативной активности. Эта пульсация навязывает такой же ритм и событиям в офлайн. Медиапланирование коммуникационных кампаний в рамках проработки PR-стратегий учитывает эти особенности при освещении мероприятий (форумов, конференций, переговоров, политических акций), если они носят прогнозируемый характер. С другой стороны, непрофессиональный видеоблог может иметь «рваную», неравномерную периодичность. Некоторые кейсы показывают, что блогер может оставить свой медиапроект на месяцы, иногда годы, а затем возвратиться к созданию контента на новом творческом этапе. Поэтому во внутреннем времени видеоблога зачастую сложно поставить окончательную точку.

Необходимо подчеркнуть, что создатель письма или видеоблога в глазах реципиента претендует на достоверность повествования в большей степени, нежели профессиональные журналисты или индустрия телепроизводства. Априори аудитория допускает высокую степень искренности блогера-любителя (гражданского активиста), производящего контент на безвозмездной основе. Доверительное взаимодействие, сокращение коммуникативной дистанции, обращение к каждому пользователю, подписчику блога, как к лично знакомому индивиду устраняет множество барьеров в понимании авторской позиции, которую можно классифицировать как приватную. Такая массовая коммуникация формирует многочисленные сообщества единомышленников, которые выражают свое одобрение на видеохостингах в формах обратной связи.

Культурный код литературы и видеоблог

Подобно тому как культура переписки, достигшая пика своего развития в ХIХ–ХХ столетиях, стала возможна в результате развитой структуры почтовой службы, так и в начале ХХI века новый вид взаимодействия автора и аудитории стал возможным лишь при условии доступности гаджетов и высокоскоростного интернета. Таким образом, ключевым требованием содержания эпистолярной медиасреды является доступность инфраструктуры, необходимой для ее существования. Важна массовая доступность такой инфраструктуры для больших групп, которые являются политическими и социальными агентами. Эпистолярная традиция впервые дала возможность каждому индивиду стать и писателем, и читателем. В свою очередь видеоблог и платформы для его размещения реализовали эту идею уже в отношении аудиовизуального контента.

Литературным предшественником видеоблога является, несомненно, мемуаристика. Исторически мемуарный бум также связан с технологическими возможностями — доступностью дешевой печати. В конце XIX века типография стала платформой для публикации воспоминаний различных лиц, очевидцев значимых для многих событий или общественных процессов. Некоторые из них представляли интерес и сами по себе, как неоднозначные личности. В этом случае мемуары, дневниковые записи тоже приоткрывали завесу тайны над событиями определенного времени. И онлайн-мемуаристика в текстовом формате была реализована в форме «Живого журнала», а в дальнейшем перетекла в социальные сети. Видеоблог продолжает развитие этого направления, используя весь спектр аудиовизуальных приемов.

В результате эпистолярная культура и мемуаристика как параллельно существующие виды массового творчества создали вполне четкий культурный код, который был переосмыслен видеоблогерами. Эти жанры литературного и документального письма основаны на допущениях: доверительность взаимодействия с читателем, правдивость, автобиографичность и прочее. Повествовательная манера мемуаров и писем была адаптирована под современный аудиовизуальный язык, обеспечивая трансляцию на аудиторию личностного опыта и чувственных переживаний.

Находясь в одиночном походе посреди тайги, автор видеоблога «Всё из-за Метало Копа» в палатке режет салат из припасенных овощей и, совсем как Робинзон, дает своему кулинарному изделию собственное название — «Звездочет» [6]. «Почему звездочет? — отвечает он на воображаемый вопрос подписчика. — А потому, что сегодня первый раз за два дня я увидел звезды на небе». Но романтически приподнятое настроение автора заключается не только в созерцании звездного неба. Оно продиктовано практическими соображениями. Путешественник связывает свое настроение с небольшим похолоданием, которое позволит ему продержаться еще несколько дней на весеннем снежном насте. Это значит, что автор видеоблога сможет оставаться в лесу и не торопиться в город, опасаясь половодья.

В видеоблоге прошла адаптацию и культура дневниковых записей. Если ранее письменные дневники становились достоянием широкой публики спустя значительное время, публикуемые зачастую после смерти автора, то сегодня читатель может отслеживать формирование онлайн-дневника в форме видеоблога практически сразу. В итоге автор и зритель «проживают» рассказ видеоблога практически одновременно, и реальность становится параллельной по отношению к этим субъектам. Скорость продуцирования и восприятия аудиовизуального материала такова, что по отношению к событиям внешнего мира диалог субъектов становится единовременным событием. Образ значимого Другого и собственный мир субъекта сближаются между собой, демонстрируя невиданную степень близости. Интенсивность коммуникативных потоков создает новую реальность.

Время контакта реципиента с дневниковым сообщением сжимается до минимума, более того, любой подписчик видеоблога способен при помощи комментария направить следующую серию, видеозапись в интересное ему русло. Такое взаимодействие с аудиторией активно поощряется многими видеблогерами, что способствует установлению особых отношений с подписчиками. Весьма часто ютуберы используют словесную формулу: «Многие из вас, дорогие подписчики, интересуются.., и я решил об этом рассказать подробнее». Данная формула как реализация опосредованного диалога с читателем использовалась и в эпистолярных романах, но на уровне лишь приема. Теперь такое взаимодействие автора с подписчиком раскрывается в буквальном смысле, литературный прием изначально становится культурным кодом, который формирует коммуникативную модель построения видеоблога.

Реализуя идею дневника XXI столетия, видеблог уже не обладает сакральным значением, рассказывая, в том числе, об интимных подробностях жизни автора, но его культурный код включает, тем не менее, персонализированные характеристики бытия, потому-то он и становится интересен аудитории. В чем же секрет популярности у аудитории видеоблога, создаваемого в дневниковой или эпистолярной манере? Возможно, подсознательно зрители получают удовлетворение от преодоления запрета — чтения чужих писем, что смутно осознается в современном мире. Получается, что этот вид медиа-активности основан на внутреннем конфликте публичности и конфиденциальности.

В ряде случаев видеоблоги несут в себе и элементы исповедальной интенции, которая характеризуется попыткой конкретного индивида глубоко осознать, прочувствовать отношение к окружающей действительности, социальным отношениям. В литературе автор исповедального текста чаще всего выставляет себя в негативном свете. Исповедальная же интенция и некие сокровенные признания усиливают эффект искренности видеоблогера, обнажают его сущностные характеристики [7]. Эта интенция обычно присутствует в видеоблогах религиозного содержания или в монологах лиц, предлагающих аудитории свою философскую интерпретацию различных событий.

Трансформация жанра исповеди из сферы религиозной коммуникации в публицистику и его переход в публичную плоскость произошел еще в эпоху Нового времени. В процессе медиатизации духовной жизни человека таинство становится коммуникативным явлением, раскрытым для широкой аудитории, и происходило это задолго до появления видеоблогов. Начало было положено во времена известной «Исповеди» Ж.Ж.Руссо, когда мотив покаяния постепенно заменяется объяснением своих действий, образа мысли. В русской культуре известны такие произведения, как «Чистосердечное признание» Д.И.Фонвизина, «Моя исповедь» Н.М.Карамзина. Сегодня некоторые учебные пособия вводят исповедь в перечень аналитических жанров печатной журналистики, а ее предметом становится внутренний мир человека [8].

Политический видеоблог-исповедь и проблема манипулирования

В конце XX века, как отмечает Е.В.Мадалиева, жанр публичной исповеди становится одной из форм политической манипуляции общественным сознанием. Такую форму политической коммуникации исследователь называет ритуальным покаянием, имитацией, технологией сокрытия некой личностной тайны [9]. При помощи мнимой исповеди в видеоблоге политик переносит вину за отрицательные стороны своей биографии на внешние обстоятельства. К примеру, лидер движения «За новый социализм» Н.Платошкин в личном видеоблоге, отвечая на комментарии подписчика, утверждает, что в развлечениях нет ничего плохого. Политик вспоминает, что в молодости он тоже ходил на дискотеки. Однако сразу же переходит на критику действующего политического режима и его информационную политику: «Юмористических программ много, а шутки не смешные» [10]. Другой политик, блогер (263 тыс. подписчиков) и медиаперсона Е.Ройзман, рассказывая об учебе в университете, вспоминает, что сдавал историю КПСС тринадцать раз, так как не мог «заставить себя говорить на том языке», то есть на языке пропаганды того времени, косвенно характеризуя свои взгляды на советскую действительность [11].

Раскрытие малоизвестных и неприятных, на первый взгляд, обстоятельств прошлого, становится, таким образом, распространенным элементом самопрезентации политического субъекта, чья цель завуалированно охарактеризовать себя позитивно. В рамках проектирования коммуникативных стратегий продвижения того или иного актора в информационном поле подобный прием нередко применяется для решения манипулятивных задач.

Следует особо пояснить: манипуляция — это деструктивная разновидность коммуникативных практик, при которой один субъект осуществляет контроль над другими, как правило, против их воли, преследуя исключительно собственные интересы. Манипуляция не только нарушает фундаментальные права человека на свободу воли и интеллектуальную независимость, но и устанавливает доминирующее положение одного субъекта над другими при помощи речевого воздействия. Манипулятор всегда преследует только свои интересы в ущерб интересам манипулируемых. В рамках видеоблога манипуляции тоже могут осуществляться при помощи визуальных изображений, видеоряда, музыкальной композиции. Но на уровне культурного кода этот процесс способен мимикрировать под различные формы репрезентации информации — под поддельный дневник, ложные мемуары, сфабрикованное личное письмо или мнимую исповедь. Не случайно, когда говорят о жертвах манипуляции, имеют в виду аудиторию, на которую было рассчитано сообщение.

Если индивид не в состоянии понять истинные намерения манипулятора, увидеть последствия принимаемых решений в результате пропагандируемых убеждений и действий, то человек предстает как жертва манипуляции. Это происходит, когда реципиент не обладает специальными знаниями для противостояния деструктивному воздействию извне, например, тщательно скрываемому обману в форме мягкой политической силы. Противодействию такого опыта служат знания и методы научного и критического анализа информации.

Очевидно, что граница между манипуляцией и убеждением, а также уговором с точки зрения применения различных техник размыта. Многие привычные формы коммерческих или политических убеждений могут быть формально одобрены обществом и законами, однако критический анализ показывает, что подобные практики относятся к манипулятивным техникам. Решающим критерием здесь является то, что люди временно действовали против собственных интересов, вопреки своей воле. Манипуляция преследует исключительно интересы манипулятора, который рассматривает аудиторию как средство достижения собственных целей и как пассивный объект воздействия.

Примечательно, что с прагматической точки зрения устойчивые форматы исповеди, дневника, мемуаров, писем в социальнополитическом контексте могут использоваться как эффективный инструмент создания так называемых информационных капсул, служащих для закрепления в том или ином интернет-сообществе комплекса манипулятивных идей, мнений, убеждений [12]. Закапсулированное содержание таких политических коммуникаций не допускает, как правило, внешнего анализа, способствует закреплению ложной картины мира в сознании аудитории, не предполагает критическое восприятие информации.

Выводы

Литературная традиция личной переписки, мемуаров, дневниковых записей создала культурный код, ставший основой для построения произведений видеоблогеров. Создавая свои медиа-повествования, они демонстрируют переосмысленные на новом технологическом этапе такие свойства, как доверительность, искренность, близость к аудитории, цикличность. Десакрализованные в современном медиапространстве жанры личностных дневниковых записок привлекают аудиторию нарушением традиционных культурных запретов. Мемуарный нарратив предлагает достоверный взгляд на уже известные подписчику события. Цикличность же дневниковой традиции удерживает аудиторию, возвращает медиапотребителя к просмотру новых роликов и формирует ритм обнародования новых медиаповествований во временной перспективе. Элементы исповеди делают аудиовизуальное произведение максимально убедительным. Все эти закономерности жанровых форм активно эксплуатируются создателями политического контента, который нередко предстает как манипулятивная разновидность массовой коммуникации.

 

 

 

 

[1] Яшина А.Р., Дементьева К.В. Видеоблогинг как ниша интернет-маркетинга (на примере видеохостинга youtube) // Труды института бизнес-коммуникаций. Санкт-Петербург, 2019. С. 116-122.

[2] Гуреева А.Н. Теоретическое понимание медиатизации в условиях цифровой среды // Вестник Московского университета. Серия 10: Журналистика. 2016, № 6. С. 192-208; Шмелева Т.В. Медиатизация как феномен современной культуры и объект исследования // Вестник Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. 2015, № 7 (90). С. 145-148.

[3] Дженкинс Г. Конвергентная культура. Столкновение старых и новых медиа. – М.: Рипол классик, 2019. – 384 с.

[4] В апреле 2020 года этот видеоблог имел 522 тыс. подписчиков. — Прим. авт.

[5] Все из-за Метало Копа. Режим доступа: https://www.youtube.com/channel/UCBpeYNfLtLMuxBYeQTeeuog

[6] Изоляция! Месяц в тайге! Проснулся медведь 5 км от палатки! Устанавливаю ловушку. Строю избу в тайге. Режим доступа: https://youtu.be/f2MeiVFR13s

[7] Пригарина А.С. Исповедь как жанр и интенция // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. 2011, № 2 (56). С. 11-15; Бакина О.В. Исповедальный дискурс духовной публицистики // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2013, № 2-2. С. 76-80.

[8] Тертычный А.А. Жанры периодической печати: учебное пособие. – М.: Аспект Пресс, 2000. – 312 с.

[9] Мадалиева Е.В. Изменение содержания понятия «Исповедь» как результат манипуляционных технологий эпохи глобализации // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2011, № 6-2. С. 386-388.

[10] Россия на краю бездны, крах экономики и общества. Режим доступа: https://youtu.be/qK4gp6zddyY

[11] Экс-мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман. Тюрьма, психушка, Путин, Сурков, Крым. Режим доступа: https://youtu.be/PdViA18nJHU

[12] Володенков С.В., Артамонова Ю.Д. Информационные капсулы как структурный компонент современной политической интернет-коммуникации // Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология. 2020, № 53. С. 188-196.

About the authors

Andrey Druzhinin

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионально образования "Академия медиаиндустрии"

Author for correspondence.
Email: 12wert00@mail.ru

Russian Federation, 127521, г.Москва, Октябрьская ул., 105-2

Кандидат философских наук, старший научный сотрудник научно-исследовательского сектора ФГБОУ ДПО «Академия медиаиндустрии».

References

  1. Bakina O.V. (2013) Ispovedal'nyj diskurs duhovnoj publicistiki [Confessional Discourse of Spiritual Journalism]. Vestnik Vyatskogo gosudarstvennogo gumanitarnogo universiteta. 2013, № 2-2. Рp. 76-80. (In Russ.).
  2. Volodenkov S.V., Artamonova YU.D. (2020) Informacionnye kapsuly kak strukturnyj komponent sovremennoj politicheskoj internet-kommunikacii [Information capsules as a structural component of modern political Internet communication]. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Filosofiya. Sociologiya. Politologiya. 2020, № 53. Рp. 188-196. (In Russ.).
  3. Gureeva A.N. (2016) Teoreticheskoe ponimanie mediatizacii v usloviyah cifrovoj sredy [Theoretical understanding of mediation in a digital environment]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 10: Zhurnalistika. 2016, № 6. Рp. 192-208. (In Russ.).
  4. Dzhenkins H. (2019) Konvergentnaya kul'tura. Stolknovenie staryh i novyh media [Convergens Culture: Where old and new media collide]. Moscow: “Ripol klassik”. 2019. – 384 p. (In Russ.).
  5. Dukin R.A. (2016) Mediatizaciya sovremennogo obshchestva: vliyanie social'nyh media [Mediation of modern society: the impact of social media]. Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2016, № 2. Pp. 24–26. (In Russ.).
  6. Madalieva E.V. (2011) Izmenenie soderzhaniya ponyatiya ‘‘Ispoved'’’ kak rezul'tat manipulyacionnyh tekhnologij epohi globalizacii [Changing the content of the concept of “Confession” as a result of manipulation technologies of the era of globalization]. Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo. 2011, № 6-2. Pp. 386-388. (In Russ.).
  7. Prigarina A.S. (2011) Ispoved' kak zhanr i intenciya [Confession as a genre and intention]. Izvestiya Volgogradskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. 2011, № 2 (56). Pp. 11-15. (In Russ.).
  8. Tertychnyj A.A. (2000) ZHanry periodicheskoj pechati. Uchebnoe posobie [Genres of periodicals]. Moscow: Aspekt Press, 2000. – 312 p. (In Russ.).
  9. Shmeleva T.V. (2015) Mediatizaciya kak fenomen sovremennoj kul'tury i ob"ekt issledovaniya [Mediation as a phenomenon of modern culture and an object of study]. Vestnik Novgorodskogo gosudarstvennogo universiteta im. YAroslava Mudrogo. 2015, № 7 (90). Pp. 145–148. (In Russ.).
  10. YAshina A.R., Dement'eva K.V. (2019) Videobloging kak nisha internet-marketinga (na primere videohostinga youtube) [Video blogging as a niche of Internet marketing (on the example of youtube video hosting)]. Trudy instituta biznes-kommunikacij. St. Petersburg, 2019. Pp. 116-122. (In Russ.).

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Statistics

Views

Abstract - 15

PDF (Russian) - 0

Cited-By


PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2020 Druzhinin A.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies