NEKOTORYE VOPROSY ETNOGENEZA I ETNIChESKOY ISTORII KRYaShEN UDMURTSKOGO PRIKAM'Ya V PERVOY POLOVINE I SEREDINE XVIII v.

Abstract


Настоящая статья освещает процессы этногенеза и этнической истории особой этно-сословной группы населения Удмуртского Прикамья - кряшен - в первой половине и середине XVIII в. в контексте их связей с удмуртами. На основе анализа массовых демографических источников - Ландратской переписи 1716 г. и ревизских сказок I-III ревизий - изучен процесс отатаривания удмуртских селений (или их части), жители которых принимали крещение до начала деятельности Казанской новокрещенской конторы в 1740-60-е гг. Даны историко-демографические характеристики (численность, половозрастные характеристики, этно-сословный статус, брачные контакты) населения, рассмотрена эволюция административно-территориальной структуры на протяжении указанного периода, приведены варианты наименования поселений. В середине XVIII в. селения, где проживали старокрещеные, стали одним из пунктов для переселения и закрепления таким образом православия среди недавно крещеных. С другой стороны, некоторая, некряшенская, их часть основывала чисто удмуртские деревни. В это время утвердилось разграничение этно-сословных категорий удмуртов, одна из которых осталась удмуртской, другая - полностью или одной из своих частей продолжила «уход в татары». Кряшены являют собой один из вариантов этногенеза, происходившего на полиэтничной территории Среднего Поволжья и Приуралья. Документальные источники демографического характера позволяют точно утверждать о наличии значительного удмуртского компонента в процессе формирования данной этнической группы.

Full Text

Рассмотрение вопросов происхождения и этнической истории кряшен является традиционным для исследователей, начиная с дореволюционного времени. Высказывались разнообразные суждения об истоках этноса, обобщенно сводящиеся к их тюркскому и/или финно-угорскому происхождению, несомненным признано важное значение конфессионального фактора в этногенезе кряшен. Существуют также недоказуемые, антинаучные версии раннесредневекового происхождения кряшен от кераитов-несториан и/или булгар, принявших православие в некоем византийском г. Кряшен, и т. п. На наш взгляд, нельзя согласиться с мнением о недостаточном обращении историков к проблеме этногенеза кряшен, в целом оно вполне сопоставимо с вниманием, уделяемым другим народам Урало-Поволжья (Галлям 2015: 58; Исхаков 2016: 38-41; Мәрҗани 1989: 32, 74-75; Никитина 2012: 73). Анализ письменных источников позволяет утверждать о появлении первых «новокрещеных» в регионе не ранее его присоединения к Российскому государству. Крещение во второй половине XVI-XVII в. принимали в основном недостаточно укорененные в исламе тюрки (ногаи) и ассимилирующиеся финно-угры (южные удмурты, луговые мари), наибольшее их количество отмечено среди служилых категорий населения, заселявших опустевшие в ходе восстания 1552-1557 гг. земли Арской и Зюрейской дорог Казанского уезда (Галлям 2015: 58-60, 69; Загидуллин 2016: 160). Заметный ногайский след среди первых новокрещен бывшего Казанского ханства обозначен и в крупнейшей коллективной монографии «История и культура татар-кряшен (XVI-XX вв.)» (История и культура татар-кряшен 2017). Данные выводы вполне коррелируются с изысканиями генетиков под руководством Е.В. Балановской, согласно которым в целом для поволжских татар характерны гаплогруппы Y-хромосомы, наиболее часто встречаемые в Урало-Поволжье и на севере Восточной Европы (R1a-M198, N1c-LLY22g, I1-M253). Они составляют более 60% их генофонда. Южных (E1b1b1-M35; G2a-P15; I2a-P37.2; J2-M172) и восточноевразийских (C3-M217; O3-M122; Q-M242) вариантов значительно меньше - 23 и 5% соответственно. Наиболее близкое к подобному сочетание среди других тюркских народов имеется среди башкир, части ногайцев (караногайцы, кубанские ногайцы) и сибирских татар (искеро-тобольский субэтнос). При этом у кряшен доля «привнесенных» в регион гаплогрупп даже выше, нежели у казанских татар: «южные» у них составляют 29%, а «центральноазиатские» - 6% (Балановская и др. 2016: 78-82). Среди работ последних лет особого внимания заслуживает совместная статья Р.Р. Исхакова и Х.З. Багаутдиновой, посвященная анализу демографических характеристик и расселения кряшен Казанской губернии начиная с середины XVIII в. Авторами, в частности, по данным ревизских сказок III и последующих ревизий и церковной документации, а также по историческим преданиям и этнографическим изысканиям прослежена консолидация принявших ранее крещение удмуртов Чуринского прихода (деревни Шемордан, Поршур, Малая Чура, Новая Семена Головина - 423 ревизские души по III ревизии) с близкими по религии и культуре соседями на базе преобладающего в регионе языка, отмечена значительная роль в отатаривании смешанных браков и переселений кряшен в удмуртские деревни (Исхаков, Багаутдинова 2015: 92). Удмуртов, скорее всего, входивших в число новокрещеных до начала XVIII в., вероятнее ожидать среди ясачных Арской дороги Казанского уезда, поскольку в массе документов XVIII в. среди них нет служилых, живущих же по Зюрейской дороге (являвшихся при этом недавними переселенцами) насчитывается буквально единицы (Гришкина 1976: 102; НА РТ. Ф. 3. Оп. 2. Д. 441а. Л. 403-407об.; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1204. Л. 291-292). В других административно-территориальных единицах (в первую очередь, в Каринском стане Хлыновского уезда) параллелей между удмуртами и кряшенами не прослеживается. Массовые источники, которые позволяют сопоставить первоначально новокрещеных удмуртов с последующими старокрещеными удмуртами и кряшенами, в настоящий момент доступны только начиная с 1710 г. Ландратская перепись 1716 г. зафиксировала, как минимум, две сотни, в которых располагались их селения, - Ямая Досмякеева (в 1710 г. «была отца ево Досмякейки Байгозина») и Андрея Байтемирова. Вскоре, в 1719 г., в крае была начата новая перепись населения, проводившаяся на иных основаниях - учете так называемых ревизских, мужского пола, душ для последующего обложения их податями вместо прежнего подворного (см. табл. 1). Таблица 1 Новокрещенные удмурты Арской дороги Казанского уезда в 1710/1716 и 1719 гг. Деревня 1710 г. 1716 г. 1719 г. Примечание Дворов Дворов Муж. Жен. Муж. 1 2 3 4 5 6 7 Сотня Ямая Досмякеева Старая Уча 1 1 2 2 0 Отмечены также некрещеные удмурты Верхняя Урясь-Уча 2 2 8 6 28 Некрещеные числятся бежавшими Малая Уча, Каинсар-Уча тож - - - - 8 Продолжают проживать также некрещеные удмурты Ошторма-Юмья 3 2 6 6 0 Меньшая Головина / Малая Семена Головина 5 4 12 8 0 Новая Головина 29 19 50 50 0 Отмечены также русские и некрещеные удмурты и татары Шамардан 4 2 5 9 19 Кушкетбаш - - - - 1 Отмечен также 1 русский Кушкет 17 9 22 15 71 Отмечены также некрещеные удмурты Малая Сюра / Малая Чура 13 10 24 27 48 Поршур 14 13 44 42 57 Окончание табл. 1 1 2 3 4 5 6 7 Верхняя Сюра* 28 19 46 48 78 Уча другого усаду / Уча второго усаду 5 4 18 12 0 Отмечены также некрещеные удмурты Уча третьего усаду 3 1 1 1 0 Отмечены также некрещеные удмурты и русские Чибья / Цыпья / Старая Цыпья 18 18 57 70 67 Дурга 7 4 22 16 <122 Проживают новокрещеные и некрещеные удмурты и русские Кетек / Кутек / Кетяк / Китяк / Вотский Кетяк 3 1 3 3 0 Отмечены также некрещеные удмурты Лельвыж / Ленвыж у речки Сури 1 0 0 0 0 Крещеные (2 муж., 3 жен.) бежали, «ходят по миру», отмечены некрещеные удмурты В вершине речки Шингалчи 8 0 0 0 - 36 муж., 25 жен. в 1710 г., числящиеся бежавшими Сотня Андрея Байтемирова (в 1719 г. - Бакты Елкибаева) Камышлы 3 2 5 5 14 Пизнер 1 1 3 1 4 Всего 165 112 326 321 >395 Источники (РГАДА. Ф. 350. Оп. 1. Д. 147. Л. 27 об. - 59 об., 512-513; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1130. Л. 154, 357-365; Удмуртское Прикамье 2009). * В материалах II ревизии с. Троицкое, Чура тож. По данным Ландратской переписи 1716 г., среди 17 деревень сотни Ямая Досмякеева две были новокрещенами уже покинуты, в 11 они продолжали проживать совместно с остающимися некрещеными (в т.ч. в одной из них жили также некрещеные татары). Умершие погребались в относительно близких территориально русских селах Усад и Дерюшево. Отмеченные селения располагались (и располагаются) значительно юго-западнее территории современной Удмуртской Республики. В сотне Андрея Байтемирова одну из двух новокрещенских деревень с большой долей вероятности можно отождествить с находящимся на территории современной Удмуртии (Граховских район) с. Мещеряково, селения относились к приходу с. Ушак. В дальнейшем появлялись собственно кряшенские села. Достаточно значительна для рассматриваемого периода численность удмуртов, принявших православие, - почти 650 душ обоего пола, что приблизительно составляло 18% населения сотни Ямая Досмякеева и превышало 4% от всей численности удмуртов Арской дороги, отмеченных указанной переписью[1]. Несмотря на то, что число поселений, в которых проживали крещеные удмурты, по данным I ревизии уменьшилось (12), общая их численность была выше, нежели тремя годами ранее, - скорее всего, она превышала 400 ревизских душ. Непонятна этно-сословная принадлежность д. Петрецы сотни Токбулата Рысова (в 1719 г. - Кадыра Кадрякова): по Ландратской переписи в ней проживали русские, по I ревизии - новокрещеные удмурты, в дальнейшем она отсутствует в составе сотен, являвшихся наследницами указанной малой административно-территориальной единицы (Гришкина 1976: 112-113; Пислегин, Чураков 2016; РГАДА. Ф. 350. Оп. 1. Д. 147. Л. 27 об. - 59 об., 390 об., 512-513, 944-945 об.; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1130. Л. 154, 357, 362 об., 364, 365; Удмуртское Прикамье 2009). Важно отметить, что для рассматриваемого в настоящем исследовании времени все приводимые цифры не носят абсолютного характера. Тем не менее, по ним можно судить о наличии явления, в данном случае - существования ряда поселений, в которых проживали несколько сотен принявших православие крестьян-удмуртов, имевших статус ясачных новокрещен. В дальнейшем многие их потомки становились старокрещеными татарами. Ко времени проведения II ревизии (1744 г.) сотня Ямая Досмякеева оказалась раздробленной, минимум, на 4 сотни, причем крещеные, как правило, были выделены в отдельные малые административно-территориальные единицы. Сказки, за исключением переписи д. Каинсар-Уча, не указывали этническую принадлежность новокрещен. Этно-сословная принадлежность рассматриваемых селений сотни Ямаметя Ильметева (наследницы сотни Бакты Елкибаева) указывалась так же, как в I ревизию (см. табл. 2). Таблица 2 Новокрещеные Арской дороги Казанского уезда по данным II ревизии Населенный пункт Число ревизских душ Наличие некрещеных, их административно-территориальная принадлежность Сотни Федора Степанова и Савелия Семенова д. Старая Уча 0 Сотня Байтула Васкеева д. Верхняя Урясь-Уча 23 Сотня Байтула Васкеева д. Каинсар-Уча* 3 д. Ошторма-Юмья 20 д. Малая Семена Головина 17 д. Новая Головина 120 д. Шамардан 73 д. Кушкет 61 д. Кушкетбаш 78 д. Живут себе усадом по речке 35 д. Малая Сюра 48 д. Поршур 76 с. Троицкое, Чура тож 96 д. Уча другого усаду 16 Сотня Уры Тохтамышева д. Уча третьего усаду 4 д. Цыпья 62 д. Дурга 41 Сотня Уры Тохтамышева д. Кутек 0 Сотня Байтула Васкеева д. Лельвыж 0 Сотня Ямаметя Ильметева д. Камышлы 17 с. Пизнер, а ныне жительство имеют в д. Мещерякове 7 Всего 797 Источники (РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1139. Л. 341-414 об.; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1140. Л. 313-440 об., 789-790 об.). * И крещеные, и некрещеные данного селения относились к сотне Байтула Васкеева. Отраженное II ревизией значительное, почти двукратное, увеличение численности новокрещеных в сравнении с предыдущими переписями, кроме вероятных погрешностей учета, можно также объяснить началом деятельности в 1740 г. Казанской новокрещенской конторы по массовой христианизации нерусского населения края (Луппов 1899: 129-139). В сотне Уры Тохтамышева, помимо отмеченных селений, крестившиеся удмурты были зафиксированы в д. Малая Лызя (2 из 226 душ мужского пола). Наконец, появляются они в новых сотнях Арской дороги: д. Водже-Шудья сотни Кони Мустаева (д. Старый Кузлук Сюмсинского района Удмуртии) - 2 крещеных из 149; д. Что была пустошь по речке Молле сотни Тотоя Усеева (д. Большая Докья Завьяловского района Удмуртии) - 2 крещеных из 33 (РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1140. Л. 352 об. - 361, 552 об. - 559, 1210 об. - 1212). Татар-кряшен в указанных селениях и территориях в дальнейшем не появилось. Напротив, в крещеных ранее территориях уже к середине XVIII в. вероятно ожидать их, например, в д. Новая Головина, где и в начале века среди новокрещеных и некрещеных удмуртов отмечались некрещеные татары. Среди 29 населенных пунктов сотен Федора Степанова и Савелия Семенова (1 623 ревизские души) в трех проживали служилые новокрещены, что говорит, скорее, об их непринадлежности к удмуртам, минимум 1 деревня носила марийское название «Янасала» (РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1140. Л. 313-440 об., 789-790 об.; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1139. Л. 341-414 об.). По материалам III ревизии (1762-1764 гг.) подавляющая часть удмуртов официально числилась новокрещеными. Для обозначения людей, живших в селениях, которые приняли крещение ранее массовой христианизации середины XVIII в., стал использоваться термин «старокрещеные». Проследим эволюцию рассматривавшихся ранее населенных пунктов, отразившуюся в переписях 1760-х гг. (табл. 3): Таблица 3 Отождествляемые с удмуртами-новокрещенами первой половины XVIII в. населенные пункты Арской дороги Казанского уезда по данным III ревизии Населенный пункт Этно-сословный и конфессиональный статус жителей Число душ мужского пола Число душ женского пола Примечание Сотни Максима Иванова (бывшая Федора Степанова) и Савелия Игнатьева (бывшая Савелия Семенова) д. Старая Уча Новокрещеные ясачные удмурты Относилась к сотне Якова Иванова (бывшая Байтула Васкеева) с. Петропавловское, бывшая Верхняя Урясь-Уча Старокрещеные ясачные татары Перешли в сотню Козьмы Семенова, «коею ныне правит старокрещен Егор Андреев» д. Каинсар-Уча Новокрещеные и некрещеные ясачные удмурты Относилась к сотне Якова Иванова д. Ошторма-Юмья Старокрещеные ясачные удмурты 16 15 Удмурты-новокрещены селений относились к сотне Якова Иванова д. Малая Семена Головина Старокрещеные ясачные татары 31 23 д. Новая Головина Старокрещеные ясачные удмурты 179 162 д. Шамардан 110 126 д. Кушкет Старокрещеные ясачные татары 55 58 д. Кушкетбаш 102 90 д. Живут себе усадом по речке Старокрещеные ясачные удмурты 24 13 д. Малая Сюра 38 29 д. Поршур Старокрещеные ясачные татары 99 97 с. Троицкое, Чура тож 104 123 д. Уча другого усаду Старокрещеные, новокрещеные и некрещеные ясачные удмурты 14 11 Новокрещеные - в сотне Ивана Артемьева, некрещеные - Камая Ямаева (бывшая сотня Уры Тохтамышева) д. Уча третьего усаду Старокрещеные ясачные удмурты 10 4 д. Цыпья 92 69 д. Дурга 55 53 Новокрещеные в сотне Ивана Артемьева д. Кутек Новокрещеные и некрещеные ясачные удмурты Относились к сотне Якова Иванова д. Лельвыж Новокрещеные ясачные удмурты Окончание табл. 3 Сотня Федора Емельянова (бывшая Ямаметя Ильметева) д. Камышлы Старокрещеные ясачные удмурты Переселились в д. Ямушину и поч. Ян-Булай по речке Сердаус сотни Ивана Федорова* с. Пизнер, что ныне Рожественское, Мещерякова тож Старокрещеные ясачные татары 20 14 Всего 949 887 Источники (РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1179. Л. 1-4 об.; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1186. Л. 510-702; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1188. Л. 882-1060 об.; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1189. Л. 35-208; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1191. Л. 113 об. - 117; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1195. Л. 92). * В настоящий момент нам не удалось отождествить данные поселения с населенными удмуртами. Следует отметить, что процесс слияния старокрещеных удмуртов с татарами-кряшенами к моменту проведения III ревизии, по всей видимости, зашел уже достаточно далеко и разделение переписью старокрещеных на татар и удмуртов здесь зачастую носило условный характер и могло меняться в разных списках одной и той же сказки. Так, Р.Р. Исхаков и Х.З. Багаутдинова приводят несколько отличные от наших данные: в с. Чура (Троицкое), деревнях Малая Семена Головина и Кушкетбаш, по их сведениям, проживали старокрещеные татары, а в соседних - удмурты (Шамардан - 107, Поршур - 99, Малая Чура - 38, Новая Семена Головина - 179 душ мужского пола. В дальнейшем, отмечают исследователи, во всех этих селениях числились только татары-кряшены (Исхаков, Багаутдинова 2015: 89-93). Подпись: 2 В последующие ревизии в определении этносословно-го статуса жителей данных селений продолжал отсутство-вать термин «старокрещеные» (Пислегин, Чураков 2016). Селения, где проживали старокрещеные, в этот период стали одним из пунктов для переселения и закрепления таким образом православия среди недавно крещеных. Татар-новокрещен приписывали в деревни Новая Головина, Кушкет, Живут себе усадом по речке. С другой стороны, некоторая, некряшенская, их часть основывала чисто удмуртские деревни. Так, выходцы из д. Малая Семена Головина, новокрещеные и некрещеные удмурты, основали поч. Сутырь сотни Якова Иванова, новокрещеные из д. Новая Семена Головина - поч. По речке Итче сотни Сидора Емельянова, и др. В отличие от предыдущих, III ревизия стала учитывать женское население. Интересны также отраженные в ее материалах брачные контакты рассматриваемых поселений. Традиционно для крестьянства преобладали внутренние этно-сословные и конфессиональные брачные контакты: мужчины, как правило, брали себе удмуртских и татарских жен-старокрещенок. В д. Цыпья брали также жен из новокрещеных удмурток и крестьянок из русских приписных. Чаще с недавно крещеными заключались браки там, где они были непосредственными соседями (например, в д. Дурга). Вместе с тем, без сомнения, имели место и более широкие контакты. Например, в д. Старый Кушкет сотни Ивана Артемьева у некрещеного удмурта Юбера женой являлась 20-летняя старокрещенка Марья Сергеева из д. Старая Чипья (т. е. Цыпья), в д. Большая Лызя той же сотни крещеные ясачные удмурты (вместе с ними проживали также русские ясачные и вольноотпущенники) выдавали дочерей замуж за старокрещеных (РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1179. Л. 1-4 об.; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1186. Л. 510-702; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1188. Л. 844, 882-1060 об.; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1189. Л. 35-208, 538-539 об.; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1191. Л. 113 об. - 117; 1195. Л. 92; НА РТ. Ф. 3. Оп. 2. Д. 437а. Л. 679-683). Непосредственно на территории современной Удмуртии между II и III ревизиями в сотне Ермолая Иванова (бывшей Урекея Ларина) появилось еще одно кряшенское поселение - д. Ландер, 27 мужчин и 21 женщина которой ранее числились в сотне Козьмы Семенова (РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1190. Л. 622-624 об.). По всей видимости, в ближайшей для того времени исторической перспективе (т. е. минимум с начала XVIII в.) их предки не были удмуртами. Подводя итог, необходимо заметить, что период, пришедшийся на проведение III ревизии, можно считать некоей вехой, закрепившей разграничение категории населения, одна из которых осталась удмуртской (деревни Старая Уча, Каинсар-Уча, Удмуртский Китяк и Лельвыж2), другая - полностью (села Верхняя Урясь-Уча и Чура, деревни Шамардан, Цыпья, Кушкет, Кушкетбаш, Живут себе усадом по речке, Малая Сюра, Поршур) или одной из своих частей (деревни Ошторма-Юмья, Малая Семена Головина, Новая Головина, Уча второго усада, Уча третьего усада, Дурга) продолжила «уход в татары». Кряшены являют собой один из вариантов этногенеза, происходившего на полиэтничной территории Среднего Поволжья и Приуралья; документальные источники демографического характера подтверждают наличие значительного удмуртского компонента в процессе формирования данной этнической группы.

About the authors

N. V Pislegin


References

  1. Балановская Е.В., Агджоян А.Т., Жабагин М.К. и др. 2016. Татары Евразии: своеобразие генофондов крымских, поволжских и сибирских татар // Вестник Московского университета. Серия XXIII. Антропология 3, 75-85.
  2. Галлям Р.Г. 2015. Первые «новокрещенские» поселения в Среднем Поволжье и основы генезиса татар-кряшен (по документам второй половины XVI - начала XVII вв.) // Из истории и культуры народов Среднего Поволжья 5, 57-71.
  3. Гришкина М.В. 1976. Численность и расселение удмуртов в XVIII веке // Вопросы этнографии Удмуртии. Ижевск: УдНИИ при СМ УАССР, 95-133.
  4. Загидуллин И.К. 2016. Социальные аспекты христианского просвещения новокрещен в Казанском крае во второй половине XVI - начале XVII вв. // Средневековые тюрко-татарские государства 8, 146-166.
  5. История и культура татар-кряшен (XVI-XX вв.). 2017 / Хакимов Р.С. (ред.). Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ.
  6. Исхаков Р.Р. 2016. Источники по истории и культуре татар-кряшен XVI - середины XX вв. // Кряшенское историческое обозрение 2, 38-68.
  7. Исхаков Р.Р., Багаутдинова Х.З. 2015. Демографическое положение и расселение крещеных татар (кряшен) Казанской губернии по данным 3-й государственной ревизии 1761-1765 гг. // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств 4-2, 89-93.
  8. Луппов П.Н. 1899. Христианство у вотяков со времени первых исторических известий о них до XIX века. СПб.: Типолитография М.П. Фроловой.
  9. Мәрҗани Ш. 1989. Мөстәфадел-әхбар фи әхвали Казан вә Болгар (Казан hәм Болгар хәлләре турында файдаланылган хәбәрләр). Казан: Татар. кит. нәшр.
  10. НА РТ. Ф. 3. Оп. 2. Д. 437а. Л. 679-683.
  11. НА РТ. Ф. 3. Оп. 2. Д. 441а. Л. 403-407об.
  12. Никитина Г. А. 2012. Кряшены Удмуртии: этнокультурный портрет // Вестник Удмуртского университета. Серия История и Филология 3, 73-81.
  13. Пислегин Н. В., Чураков В. С. 2016. Справочник по малому административно-территориальному делению Удмуртского Прикамья (по данным I-X ревизий). Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН.
  14. РГАДА. Ф. 350. Оп. 1. Д. 147.
  15. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1130.
  16. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1139.
  17. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1140.
  18. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1179.
  19. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1186.
  20. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1188.
  21. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1189.
  22. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1190.
  23. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1191.
  24. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1195. Л. 92
  25. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1204. Л. 291-292.
  26. Удмуртское Прикамье по писцовым описаниям и подворным переписям XVII - начала XVIII веков. 2009 / Чураков В.С. (сост.). Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН.

Statistics

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies