Algeria: Birth of Cinema

Cover Page


Cite item

Full Text

Abstract

The article is devoted to the peculiarities of the origin of Algerian cinema which has long been neglected by Russian researchers. Using Arab-language sources the author shows that the national film industry emerged in the context of the revolutionary situation of 1954-1962 and tells about the European filmmakers who contributed to its formation and development.

Full Text

1 История Востока. T.VI. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2008. С. 105 Национальный кинематограф Алжира зародился в период освободительной войны против французского колониализма 1954-1962 годов, в которой «1,5 млн. алжирцев (из примерно 10 млн.) погибли, 500 тыс. человек были вынуждены бежать в Тунис и Марокко, около 2 млн. оказались в тюрьмах и концлагерях»1. Около 9 тысяч деревень исчезли с лица земли. Накануне антиколониальной революции Алжир являлся самым ценным заморским владением Франции, рассматривавшей его как важный стратегический плацдарм, источник природных ресурсов и вместе с тем — подлежавшую освоению обширную территорию (2,3 млн. кв. км). Проживание в колонии незначительного привилегированного европейского меньшинства (приблизительно 12% населения) использовалось метрополией для утверждений, будто «Алжир — это Франция». Во время Второй мировой войны многие алжирцы самоотверженно сражались во имя избавления Европы от нацизма, поэтому европейских поселенцев, признавших и деятельно поддерживавших марионеточное правительство Виши, считали приверженцами и союзниками немецкого и итальянского фашизма. Детонатором необратимого роста антиколониальных настроений послужил расстрел 8 мая 1945 года жителей городов Сетифа и Гельма, вышедших на демонстрацию с самодельными национальными флагами по случаю победы над гитлеровской 88 ВЕСТНИК ВГИК І МАЙ 2013 І № 16 АНАЛИЗ І МИРОВОЙ КИНОПРОЦЕСС Германией. Для закаленных в боях фронтовиков произошедшее оказалось не только глубоким шоком, но и окончательным прозрением, предопределившим неизбежность вооруженной борьбы за политическое освобождение. Сопровождавшееся огромными жертвами, затянувшееся почти на 8 лет противостояние между теми, кто стремился сбросить более чем вековое владычество Франции, и теми, кто пытался сохранить этот статус, происходило не только на полях сражений. С большим напряжением оно разворачивалось и в пространстве информационном. На первых порах агитационным рупором сформированного в ноябре 1954 года Фронта национального освобождения (ФНО) являлись журналы «Совесть Магриба», «Свободный Алжир», «Алжирское сопротивление», вскоре объединившиеся в общее периодическое издание — газету «Аль-Муджахид». В 1956 году в Египте и Тунисе начала систематически вести передачи радиостанция повстанцев «Голос Алжира». Однако этого было явно недостаточно, и потому взоры руководства, собиравшего силы освободительного движения, все чаще обращались к информационно-пропагандистским возможностям кинематографа. А его в распоряжении Фронта национального освобождения просто-напросто не было. Хотя в Алжире знакомство с «движущимися фотографиями» братьев Люмьер состоялось уже через два месяца после их изобретения, на протяжении последующих десятилетий он служил всего лишь рынком сбыта и съемочной площадкой для кинодеятелей Запада. К середине 1950-х годов на его территории было снято приблизительно 80 полнометражных игровых фильмов. Адресовались они, прежде всего, западноевропейским зрителям, в гораздо меньшей степени — алжиро-европейцам и уж совсем не коренным жителям Алжира. В них акцентированно изображались вопиющая бедность, патриархальность и «невежественность» местного населения. В то же самое время киноленты тиражировали идеи о том, будто французы не преследовали в Алжире каких-либо завоевательных или грабительских целей. Напротив, исходя из гуманистических соображений, они щедро передавали «заморскому департаменту» современную европейскую культуру, делились научными знаниями, достижениями медицины и т. д. Отснятые в колонии исходные материалы перевозились во Францию, там проявлялись, печатались, монтировались, окончательно готовились к выпуску в коммерческий кинопрокат. Арабы-алжирцы к реальной творческой работе на киностудиях метрополии не допускались. № 16 І МАЙ 2013 І ВЕСТНИК ВГИК 89 МИРОВОЙ КИНОПРОЦЕСС І АНАЛИЗ 2 Аль-Интадж ас-синимаий фи-л-джазаир (на араб. яз). — Алжир, Министерство информации и культуры, 1974. С. 12. Как ни парадоксально, но первые хроникальные сюжеты антиколониального содержания, оказавшиеся достоянием широкой международной общественности, появились благодаря французскому кинооператору Трокмортону. Прикомандированный в качестве военного корреспондента к армейским частям IV Республики во время его пребывания в Алжире, он активно и добросовестно снимал все, что видел. И среди прочего на свою беду запечатлел, в частности, безжалостный расстрел карателями прятавшихся в палатке мирных жителей, а также беспричинное убийство проходившего по проселочной дороге безоружного человека. Когда в 1957 году бесчеловечные по содержанию кинокадры Трокмортона продемонстрировали в ООН, былое доверие к доминировавшей в международном информационном пространстве французской официальной пропаганде оказалось изрядно подорвано. Что касается «крамольника» Трокмортона, то его в спешном порядке отозвали во Францию. Неожиданным и ценным приобретением ФНО стал переход на его сторону сотрудничавшего до этого с французским ТВ алжирца Джамаля Шандерли. Увидев во время служебной командировки в августе 1955 года страшные последствия напалмовых бомбардировок алжирских населенных пунктов, Шандерли принял решение отказаться от работы в метрополии, приехал в Тунис и затем нелегально перебрался в Алжир. Подвергаясь опасности, он начал готовить репортажные эпизоды жизни партизан-подпольщиков и их боевых операций против колониальных войск. Его хроникальные кинозарисовки тайными каналами переправлялись за границу — прежде всего, в Нью-Йорк, в информационные службы ООН. В 1957 году по инициативе руководства ФНО возникла Школа кинематографической подготовки, возглавленная Махмудом Дженезом. Через год к ней присоединился обладавший большим мужеством знаменитый французский кинодокументалист Рене Вотье. Обучая алжирцев приемам обращения с кинокамерой и способам ведения киносъемок в экстремальных обстоятельствах, он выпускал и свои авторские киноленты открытой антиколониальной направленности. Одной из самых известных и резонансных среди них стала «Алжир в огне» (Аль-Джазаир аль-мултахиб, 1958)2. В ней настойчиво и доказательно проводилась мысль о том, что, несмотря на подавляющее военно-техническое превосходство французской армии, победа все равно останется за алжирцами. Незабываемое впечатление в фильме-размышлении производили кадры догоравшего самолета, подбитого ВЕСТНИК ВГИК І МАЙ 2013 І № 16 АНАЛИЗ І МИРОВОЙ КИНОПРОЦЕСС повстанцами, сопровождавшиеся публицистически хлестким комментарием: «На этих обломках крыльев — трехцветный флаг, бывший когда-то символом свободы и братства. Теперь же он превратился в символ колониального гнета и геноцида Алжира». В подготовке кинофильма «Алжир в огне» Рене Вотье весомую помощь оказывал его соотечественник кинематографист Пьер Клеман. Приехав в феврале 1958 года в молодой независимый Тунис, он стал очевидцем авиабомбардировки приграничного с Алжиром тунисского селения Сакиет-Сиди-Юсеф, повлекшей за собой множество человеческих жертв. Пораженный чудовищным актом агрессии, воспринятом как символ несмываемого позора колониальной армии, Клеман по горячим следам выпустил документальную киноленту «Сакиет-Сиди-Юсеф», тоже добровольно присоединившись к движению ФНО. Помогая повстанцам постигать трудную профессию фронтовых репортеров, находясь на территории Алжира, он был ранен, взят в плен и приговорен к 10-летнему тюремному заключению. На свободу вышел лишь четыре года спустя, после провозглашения в июле 1962 года независимости Алжира. Клеман остался жить в Тунисе, заслужив среди бойцов сопротивления репутацию человека скромного и глубоко порядочного, честно выполнявшего долг интернационалиста. Не менее важную и эффективную поддержку алжирцам оказали кинематографисты Югославии, являвшейся, наряду с Индией и Египтом, одним из инициаторов и лидеров Движения неприсоединения. Серб Лабудович и хорват Петчар установили тесное сотрудничество с начальником генерального штаба Армии национального освобождения, будущим президентом Алжира Хуари Бумедьеном. На протяжении 1959-1962 годов, помимо подготовки национальных кинематографических кадров и выпуска собственных кинорепортажей, они решали актуальные вопросы, связанные с организацией поставок в Алжир дефицитной киноаппаратуры и технического оборудования, по налаженным конспиративным каналам переправляли отснятые материалы в киноархивы Белграда. В значительной мере именно благодаря их самоотверженной деятельности ФНО удалось сохранить множество уникальных хроникальных свидетельств незабываемого героического времени. Безусловно, заметным вкладом в кинематографическую разработку темы антиколониального сопротивления оказалась выпущенная в 1962 году на киностудии ДЕФА документальная лента известного кинематографиста из ГДР Карла Гасса «Вперед № 16 І МАЙ 2013 І ВЕСТНИК ВГИК 91 МИРОВОЙ КИНОПРОЦЕСС І АНАЛИЗ сыны... за Алжир» (Alons enfants... pour l’Algerie). В ней автор подробно проследил участь западных и восточных немцев, завербовавшихся ради приключений и лишних денег под знамена печально известного Иностранного легиона Франции, из которых 848 человек погибли и пропали без вести вдали от своей родины. Приговором колониализму послужили вошедшие в киноленту зловещие кадры взрыва атомной бомбы в Сахаре, произведенного всего в двух километрах от специально доставленных к месту испытаний 150 пленных алжирцев. Это объяснялось исключительно «гуманистическими соображениями», тем, что «цивилизованные французы» имели возможность «на практике» изучить губительное воздействие на человека чудовищного вида оружия. В разгар ожесточенных боев против колониального режима, имевшего с конца 1958 года в своем распоряжении 800 тысяч солдат и полицейских, 2/3 всей боевой авиации, на одних маршрутах с бойцами освободительной армии находился и участник Великой Отечественной войны, грузинский документалист-международник Георгий Асатиани. С риском для жизни он снимал эпизоды для документального кинофильма «Алжирский дневник», вышедшего на экраны СССР в апреле 1962 года — за три месяца до официального провозглашения независимости Алжира. Выполненный в форме путевых заметок, благодаря динамичному монтажу, неожиданным ракурсам съемки событий, он запечатлел медсестер повстанческой армии, героев-партизан, убедительно донеся до зрительской аудитории выстраданное право алжирцев самостоятельно решать свою судьбу. Что касается первых алжирцев, взявших в руки кинокамеры, то они считали себя, прежде всего, бойцами освободительной армии, а не кинематографистами. Объективы съемочных аппаратов они направляли в ту же сторону, куда партизаны-подпольщики наводили прицелы винтовок. Они знали: им, как и партизанам, никакого снисхождения не будет, если их схватят французские солдаты. Создававшиеся пионерами национального кинематографа хроникально-документальные киноленты имели два основных адреса. Первый предназначался соотечественникам-ал-жирцам во имя укрепления уверенности в победе и готовности к самопожертвованию; второй — зарубежной аудитории с целью вызвать наибольшее сочувствие жертвам и лишениям алжирского народа. На рубеже 1950-1960-х годов никто из первопроходцев национального кино не думал о славе режиссеров игрового кинематографа, о съемке кинофильмов с участием популярных звезд. 92 ВЕСТНИК ВГИК І МАЙ 2013 І № 16 АНАЛИЗ І МИРОВОЙ КИНОПРОЦЕСС Особенно широкий резонанс и положительные отклики вызвала трогательная документальная кинолента Джамаля Шан-дерли и Мухаммеда Лахдар Хамины «Ясмина» (Ясмина, 1961), исполненная гуманизма. Ее героиня, маленькая девочка, откровенно и с душевной болью рассказывала с экрана о себе и о том, что ее волновало больше всего на свете. Ей семь лет, и зовут ее Ясмина. Находящаяся постоянно при ней любимая курица Мина очень пуглива. Младший брат сильно устал и не хочет идти дальше, потому что они вместе с матерью идут уже очень много дней. Все трое — из горных районов Алжира. Они покинули родную деревню и находятся на этой дороге из-за того, что бомба с французского самолета попала прямо в их дом, и отец погиб. У них нет больше дома. Этот незамысловатый проникновенный рассказ ребенка заставлял задуматься о судьбе не одной только Ясмины и ее несчастных родственников. За пределами Алжира уже не было тайной то, что уцелевшие после «ковровых» бомбежек французской авиации отчаявшиеся крестьяне десятками, сотнями тысяч перебирались в города. Было известно и то, что к началу 1960-х годов многие алжирцы оказались беженцами в соседних — Тунисе и Марокко. В том же 1961 году Джамаль Шандерли и Мухаммед Лахдар Хамина выпустили по поручению Временного правительства Алжирской республики киноленту «Винтовки свободы» (Банадик аль-хуррийя), правдиво отразив в ней мысли и чувства рядовых участников алжирского сопротивления. В центре повествования — отряд партизан, совершающий переход по трудно проходимым горным перевалам и лесным массивам. Перед бойцами поставлена задача: незаметно для противника соединиться с другими повстанцами. Никто из участников этого изнурительного похода дней не считает: физические лишения и усталость помогает преодолевать убежденность в том, что победа недалека. Все уверены: их не одолеть, поскольку они находятся у себя дома и идут навстречу собственному будущему, которое сами же и будут строить. Киноэкран как бы иллюстрировал стародавнюю арабскую мудрость: «Богатый человек — это тот, кто не боится смотреть в завтрашний день». Немало алжирских фронтовых кинохроникеров, выполняя свой профессиональный долг, погибли на полях сражений: Махмуд Фадыль, Муамар Зитуни, Осман Мирабет, Мурад Бен Раис, Салах ад-Дин ас-Сенуси, Харруби аль-Гути Мухтар, Абдель Ка-3 Там же. с. 9 дир Хусейна, Сулейман Бен Саман, Али Джаннауи3. Их хроники стали не просто бесценным источником познания периода № 16 І МАЙ 2013 І ВЕСТНИК ВГИК 93 МИРОВОЙ КИНОПРОЦЕСС І АНАЛИЗ национально-освободительной революции 1954-1962 годов, но и средством воспитания. Зародившийся в период национально-освободительной войны документальный кинематограф Алжира оказал, после 1962 года, существенное влияние на специфику первых национальных игровых кинолент. Их тоже отличала суровая и убеждающая реалистичность повествования. Фильмы снимались на натуре и посвящались фактам недавнего обжигающего прошлого
×

Anatoliy Sergeyevich Shakhov

Ph.D in History, senior researcher, Film Art Institute, VGIK; assistant professor, Middle East Department, MSU Institute of Asian and African Studies; Modern and Contemporary History Department, Moscow State Pedagogical University; professor, Film Art Department, Moscow State University of Culture and Art; member of Russian Filmmakers’ Union and Russian Orient Society. VGIK; MSU Institute of Asian and African Studies; Moscow State Pedagogical University; Moscow State University of Culture and Art

Email: a-shakhov@yandex.ru

References

  1. Алжир: справочник. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1997.
  2. Аль-Интадж ас-синимаий фи-л-джазаир (на араб. яз.). — Алжир, Министерство информации и культуры, 1974.
  3. История Востока. Том VI. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2008.
  4. Ланда Р.Г. История Алжира. XX век. — М.: ИВ РАН, 1999.
  5. Маусуат аль-афлам аль-арабийя (на араб. яз.) — Каир, 1994.
  6. Новейшая история стран Азии и Африки. XX век. Часть 3. Учебник для студентов высших учебных заведений. — М.: Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС, 2004.

Copyright (c) 2013 Shakhov A.S.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies